01:24 

Dead Silence, chapter 2

And if I swallow anything evil Put your finger down my throat. If I shiver, please, give me a blanket, Keep me warm, let me wear your coat
Вторая глава.

Название: Мёртвая тишина
Автор: Vokrug_shum
Фэндом: ориджинал
Размер: макси
Бета: Inkaly
Жанр: слеш
Рейтинг: R
Размещение: только с разрешения автора
Саммари: Есть в мире супер-злодеи и супер-герои. И в каждой приличной истории они обязательно должны схлестнуться не на жизнь, а на смерть. А потом пир, свадьба с принцессой и смерть в один день. И даже если принц на белом харлее, а не коне, а принцесса бродит по городу с двумя пистолетами, то сценарий похож. Но если в истории не такие уж и супер-злодеи, а так, злодеюшки? А брутальный Брюс Уиллис ушел в отпуск? Что же станет с бедными, оставленными на произвол судьбы вампирами, а так же оборотнями, демонами и иже с ними, в самом обычном городе с улицами Ленина, Кирова и Московской?

Тишина, тссс… Тихо–тихо–тихо…

***
«… - Помнишь, я говорил, что надо внимательней следить за своими внезапно возникнувшими мыслями? Они мало того, что материальны, так еще и не обманывают. Думаешь, они принадлежат тебе? Ох, нет. Они тебе подсказывают. И молчат, когда ты твердо стоишь на земле.

Слова чуть с акцентом, а голос принадлежит немцу, которого Алистер считал учителем. Тот выглядел все так же, только чуть постарел. В глазах была досада и расстройство. Виденье подернулось рябью и исчезло…»


***
Ведун проснулся, резко открыв глаза. Шея отказывалась крутиться влево, отдавая болью как при растяжении. Левая рука почти не чувствовалась, хотя пальцами можно было пошевелить, что, несомненно, являлось хорошим признаком. Ключица была перебинтована вполне профессионально и надежно. Алистер повернул голову вправо: на него смотрели два больших голубых глаза, принадлежащие сидящему в кресле вампиру. Тот, похоже, давно так сидел. Увидев, что ведун проснулся, он подошел к кровати, беря с тумбочки стакан воды и поднося его к губам мужчины. Тот не стал противиться заботе, да и пить сильно хотелось.

- Что случилось? – тихо поинтересовался парень. Вопрос явно ждал большего, чем просто рассказа об источнике пули.

А за окном только занимался рассвет.

- Ты не спал?.. – ведун не был настроен разговаривать. Он провел здоровой рукой рядом с собой по постели, - Ляг рядом, отдохни. С утра я тебе все расскажу.

- Ты меня напугал сильно… - Хью стянул через голову футболку, а потом штаны, аккуратно вешая их на спинку ближайшего кресла. Алистер на его месте давно бы бросил все на пол, не утруждая себя аккуратностью в такой поздний (ранний?) час.

Вампир прилег рядом, оставляя между ними расстояние. То ли к счастью, то ли к несчастью, кровать была в доме одна, а отправить спать мальчика на диван Алистеру не позволяла гостеприимность. Вздохнув, ведун пошевелился, от чего накатила боль. Но он постарался не обратить внимания и дотронулся губами лба вампира, к удивлению последнего.

- Спасибо, - и лег обратно, прикрывая глаза.

***
Сон так и не лез, руку постепенно отпускало, а вампир уже мерно посапывал. Алистер аккуратно поднялся, чтобы его не разбудить, и поплелся на кухню. Вид внутренностей холодильника его не впечатлил, но в морозильной камере нашлась грудка курицы. На разморозку ушло тридцать секунд, – быстрые слова и пасс рукой – а потом курица была поставлена вариться. Уже в душе, припоминая найденные продукты, Ал почувствовал себя шеф–поваром и вообще, гением. Скромность по утрам ему была не свойственна. Бинт намок, но даже намека на кровь или сукровицу не было, что несказанно обрадовало ведуна.

Мужчина как раз поспел вовремя к уже сваренной курице, посолил, остудил, порезал. Далее последовали листья салата, правильное название которых было вроде бы «японская капуста». К японскому ведун страсти не питал, да и название интересовало его мало.

Готовить пришлось научиться в Ирландии. Когда мужчина, будучи уже хоть и не молодым, но малоопытным (по человеческим меркам), только женился, то теща настояла, чтобы они жили втроем в ее доме. Покойный супруг, может, и одобрил бы эту затею, но вот сам Алистер полностью ощутил на себе правдивость всех анекдотов и сплетен про изуверов–тещ. Она почему-то еще была против, чтобы к Алистеру заходили его знакомые и приятели из Германии, ну и несколько местных вампиров, с которыми ведун поддерживал отношения.

Недолго думая, всего лишь год, Алистер купил дом в Коннахте, западной провинции Ирландии, в городе Голуэй. Еще Оливер Кромвель ссылал туда бунтующих ирландцев, говоря при том: «В ад или Коннахт!». Настолько суров был климат. Научно–технический прогресс облегчил проживание, но теща Алистера все равно отказалась переезжать туда, с трудом отпустив дочку. И все бы ничего, но как-то раз она решилась приехать в гости. Первые 5 часов они улыбались, ведун повторял про себя: «Никаких гадостей и колкостей. Мама, какая же вы мила, мля!», но потом все вылилось в большой скандал, и «мама» уехала. Вместе с дочкой. Раздосадованный мужчина около месяца пытался стряпать. Потом уехал за женой… Первые несколько лет было интересно, но потом и Алистер таки научился готовить, и вообще наскучило.

До его уха донеслись звуки определенного характера: Хью проснулся и уже был в ванной. Ал как раз завершал свое кулинарное творение, добавляя специи, так что к приходу вампира ему очень эффектно удалось развернуться к тому лицом и поставить тарелку.
- Цезарь? – вампир приподнял бровь, не зная, удивляться ему или принять как должное.
- Ну да… - даже погрустнел мужчина, чувствуя себя неоцененным талантом, - Если не нравится, не ешь. Но главное - послушай меня.

Далее, русский ирландец, или ирландский русский, изложил события последних двух дней, впрочем, скрыв пару своих мыслей насчет того, кто мог бы быть виновным. Закончил он свою речь тем, что вампиру не стоит пока ни с кем связываться, пусть его считают мертвым. К этому моменту Хью как раз доел салат и подумывал о новой порции.

- Все, конечно, здорово. Я подозревал, что этим кончится… Но дома я сидеть не могу, и в этом нет необходимости, - парень с сожалением оглядел пустую тарелку. Голод не прошел: значит, это был другой Голод.

- У меня три вопроса, - в уме сосчитал Ал, чуток сомневаясь в своих математических способностях. - Почему подозревал? Чем кончится? Почему не можешь сидеть дома? И… И все!

- Ну, раз пошла беседа... Ты сядь, - ведун напряженно сел, готовясь услышать что-то нехорошее, - Обращал меня не Миррорс. И почувствовать он потому меня не может. И не спрашивай, кто меня обратил. Я сам толком не помню… Это слишком печальная история. А подозревал я, что наш Верховный вампир, к которому я питаю чувство глубоко уважения, долго так не продержится. Место теплое, город «теплый» – отличная кормушка. Помнишь, недавно нашли три обескровленных трупа человеческих детенышей? Вот после этого я и начал подозревать, что скоро будет продолжение. Только не думал, что начнется оно с Охотников и моего дома…

- Пля! Сегодня же этот… Демон приехать должен! Я с Охотниками забыл совсем! – Алистер хлопнул себя по лбу, раздосадованный своей странной формой склероза. Который раз уже он его подводил.

- Смотритель, - автоматически поправил его вампир. Вообще, в каждом городе должен быть Смотритель. Но их настолько мало, что бывает и один на весь регион, а его обязанности выполняют всем миром и скопом. Но об этом подробнее позже.

- А, так почему ты дома-то сидеть не можешь? – переспросил Алистер, усердно думая, как бы с ним встретиться раньше, чем он встретиться с Миррорсом.

- Так а мне кровь нужна, - будничным тоном ответил вампир, глядя в окошко. Ведун опешил от этих слов, но потом вдруг осознал, что и вправду, нужна.

- Тогда ключи на тумбочке, а у меня план есть, - Ведун встал со стула и ушел в другую комнату, одеться.

На сей раз он одел широкие спортивные штаны, майку и солнечные очки «полу-капельки». На шее висела золотая цепочка с крестиком, на котором был распятый Иисус. Очень странный символ на шее ведуна, проникшегося симпатией только к Святому Патрику, и то – католику. Католики крестики с распятиями не носят. Алистер еще надел пару странных колец, браслет и серьгу в ухо, которую одевал очень редко. Загорелая кожа, мускулы, украшения – из него получился гламурный парень, а очки скрыли возраст. Подходя к входной двери, ведун, не оборачиваясь, произнес:
- Будь… аккуратней.

***
Алистер завел машину. План в голову пришел так же внезапно, как иной раз приходит дилерам от поставщиков. «Неудачное сравнение», - мелькнула мысль, но потом рассуждения вернулись к Темному Патрику. За жизнь в Коннахте он наслушался много сказок. Одна из них рассказывала о беспутных сыновьях короля Коннахта, зло подшутивших над черным колдуном Кромахи, повелителем ворон. И колдун проклял их, предсказав первому принцу, что тот станет вором, второму, что его судьба - стать убийцей, третьему - вечно нищенствовать, а королю-отцу - видеть, как гибнут его сыновья, и мучиться от невозможности их спасти. Никто из дворцовых мудрецов не нашел средства, как помочь королевским отпрыскам избежать страшной судьбы. И тогда пришел из Донегола маленький человечек с красным узелком на терновой палке - Темный Патрик звали его - и предложил свою помощь. Королева выслушала советы Темного Патрика. Первого сына отправили учиться в школу законов - став судьей, он мог безнаказанно обворовывать людей. Второй поехал учиться медицине - став врачом, он мог не отвечать за смерти больных. Третий сын был отослан в семинарию - как священник, он мог есть дармовой хлеб и не чувствовать себя униженным. Так королевское семейство было избавлено от проклятия, а весь Коннахт - от дурной славы.

В тех сказках образ Темного Патрика явно тесно переплетался с образом Смотрителя. Там его можно было позвать на перекрестке.

Ведун ехал за город, в сторону древнего городища, самого старого, из виденных в России им. Путь был почти тем же, как и на карьер, где обычно проходили стрельбища. А лежал он мимо церкви и женского монастыря. Месяц назад Алистер ехал с винтовкой и двумя парнями тренироваться; те, завидев двух монахинь, крикнули в голос:
- Глянь! Готы!!!

Ведун улыбнулся воспоминаниям, но свернул совсем не к карьеру, а за черту города. И почти сразу – перекресток. Мужчина остановил машину и вышел. Обращение в голову не лезло никак, потому он просто встал по ветру и проорал:
- Темный!

Потом повернулся против ветра, и снова:
- Темный!...

Слово отозвалось странным гулким эхом. Откуда? Ни деревьев, ни гор, дальше только небольшой пролесок, за поворотом. Алистер вернулся в машину. Именно тот поворот, перед пролеском, он наметил, чтобы развернуться: так казалось безопасней. Машина легко тронулась, а в голову с движением колес ударила резкая боль. Ведун отпустил руль и схватился за виски, глаза непроизвольно зажмурился. Он разлепил веки, отнимая одну руку от головы, чтобы повернуть, но вовсе не так, как хотел. Перед глазами темнело. Ведун шептал заклятье немеющими губами. С последним словом он вдавил ногу в педаль тормоза, машина замерла на месте. Мужчина почти вывалился из нее, хлопая дверью: боль прошла, но подступила тошнота. «И когда я успел доехать до рощицы?!» Не особо заботясь о судьбе машины, он прошел мимо деревьев. Впереди была совершенно удивительная картина: чистый родник под раскидистым деревом, как будто тут не было ни разу человека. Послышалось пение птиц, удивительно звонкое и льющееся как из воздуха, слепящее солнце, словно отражающееся от каждой капельки на каждом листе и травинке, бьющее в глаза, от того только усиливая красоту. А воздух наполнился жизнью. Алистер почувствовал ветер, окутывающий его спину.

- Do chorp don diabhal! – пораженно проговорил он.

- Звал? – мужчина уловил слово. Оно влилось в его уши, казалось, что оно имеет цвет. И цвет этот золотой. Алистер увидел, как тонкие руки обнимают его со спины, нет, оплетают, смыкаясь кольцом на животе. Ему хватило сил развернуться и столкнуться нос к носу с…. Он не мог сказать с кем. То ли юноша, то ли молодой человек, то ли уже давно мужчина. С чистым голосом, белой, как снег кожей, чистой, под которой видно вены. И словно прозрачной. Глаза черные-черные, огромные, белков почти не видно. В зрачках переливаются краски: красные, желтые, темно-синие и светло-зеленые. Северное сияние. Волосы черны как полярная ночь, как глаза, но несколько прядей белые, как кожа. Как снег. Рубашка с кружевным воротником и завернутыми рукавами, так небрежно, что весь пафос терялся в этой небрежности и легкости. Рубашка тоже белая. Как снег.

- Ты… - Ведун смотрел со смесью восхищения и недоумения. Как будто ты увидел в Эрмитаже картину и поразился: неужели это действительно создал человек? А может, кто-то из Богов?

- Я – Север. Это мое имя. Ты звал меня сегодня.

Север… Какой чистый голос! Алистер задумался мимоходом, холодно ли ему при мысли о севере. Но Север холодным не был. Лишь только прохладой обдавал разгоряченную кожу там, где касался. Алистер быстро зашептал заклятье, желая убрать, как ему казалось, морок. Но к губам приник прохладный палец.

- Не веришь, да? Ты сильный маг, но я сильней. Говори, что случилось, говори, зачем звал.

Мысли Алистера заметались по черепной коробке, явно требуя к себе внимания. Родились вопросы. Но вопросы он не задавал незнакомым типам, особенно, когда не мог сформулировать. А сейчас не только вопросы, слоги в слова не складывались!

- Я... - огромных усилий стоило взять себя в руки и постараться не думать. Где-то давно прочитанная фраза всегда услужливо всплывала в такие моменты: "Не можешь думать? Будешь отжиматься!" Лучше отжиматься. - Я по делу.

Севера почему-то рассмешили его слова. Смех был приятным и колким одновременно, как метель, задувающая в неплотно прикрытую дверь, будоража воображение.

- Я знаю, - от смеха осталась улыбка. Как солнечный луч днем на снегу.

- Тогда наверное знаешь, по какому, так ведь? - Алистер бил наугад. А, впрочем, ему ничего не хотелось, потому язык сам выплетал фразы.

- Да, - короткий и незамысловатый ответ.

- Помоги мне...

- Помогу, - Север разжал руки, выпуская мужчину из своих объятий. Вдруг все встало на свои места. И природа как природа, и птички поют как обычно, и солнце греет весьма приветливо. И даже юноша перед ним красив, загадочен, но не гипнотизирует. И уже не персонаж из сказки. А просто демон, коих немного, но есть. И даже Древний вампир, наверное, сможет влегкую тягаться с ним красотой. Ведун почувствовал в груди отголоски разочарования.

- Мне нужно отыскать того вампира, кто оставил три трупа в городе не так давно, - расчетливо объявил ведун.

Север задумался, глубоко так задумался. Он молча обвел глазами поляну и поморщился, когда надоевшему ждать мужчине приспичило закурить.

- Ты когда-нибудь видел шило? - слова демона прозвучали резко, после долго молчания.

- Видел, - спокойно ответил ведун. Только отработанный за годы образ куска стали и железные нервы удержали мужчину, от того, чтобы вздрогнуть.

- Ты вовремя меня позвал. Я ехал к Миррорсу. Я вижу, вы тут много не знаете... Если бы я сказал ему, что тех людей убил не вампир, он бы мне поверил?

- Думаю, с радостью. Он стремится всеми способами обелить себя и сородичей. В этом что-то есть...

Алистер задумчиво наблюдал за демоном в светлых одеждах, все еще пытаясь понять, что же вот только что, 15 минут назад, было.

- Тогда не стоит давать ему поводов радоваться, а то расслабится, - судя по всему, демон следовал из своего какого-то сложного расчета, - А ты все-таки вовремя... Послушай, ты ведь сказал, что знаешь, что такое шило. Так вот тех людей убили не вампиры. Спроси своего мальчика, - лицо ведуна не изменилось, но мысли вытянулись и словно через нос хотели выползти, чтобы зарядить демону в морду, - сколько он может выпить за раз. Я думаю, в его словах найдется подтверждение моим: трупы были полностью обескровлены. Пока, кроме того, что это сделали не вампиры, и кто-то из вампиров в курсе, я ничего не знаю.

Демон медленно протянул руку к груди Алистера. Тот задумчиво проследил взглядом за ней, будто смотрел со стороны и будто не его вовсе тронули. Выражение лица ведуна было безразличным, как и всегда, а вот у демона заинтересованное. Он коснулся пальцем распятия, останавливаясь, а на белой коже тут же выступили капли алой крови. Север одернул руку как от огня и легко улыбнулся.

- Все, человек, ступай со своими Богами, в следующий раз я сам приду, - демон растаял в воздухе, словно и не было его тут вовсе.

Ведун только приподнял одну бровь, скептически разглядывая то место, где только что стояло странное существо. Организм перестал бунтовать - тошнота и головная боль отпустили. Мозг принялся механически анализировать ситуацию. "Убиты люди. Не вампирами, но их стилем. Кто-то хочет подставить вампиров. Но никто не начал разжигать скандала, дело замяли, дожидаясь Смотрителя. Не логично. Может, кому-то нужно было три трупа? Или кровь трех трупов. Чернокнижники? Вполне возможно. Но не их стиль - бродить по подворотням, отыскивая жертв. Или охотники желали подставить вампиров, но у них ничего не вышло? Но охотники пришли только два дня назад. Очень здорово". Бросив апатичный взгляд на поляну, Алистер направился к выходу мимо веток деревьев. Его машина по-прежнему стояла у обочины, с опущенными стеклами и выключенной сигнализацией. Но не тронутая никем. Ведун сел, завел ее и тронулся. Не мозгами, конечно. Ими он тронулся еще раньше.

***
Быстрый анализ ситуации результатов не дал: в голову не пришло ни гениальной идеи, ни понимания. Поэтому следующим по списку был тренажерный зал, где Алистер с удовольствием лупил грушу в шингардах и принимал на грудь вес, больше собственного. Спорт был давним увлечением, которому мужчина не изменял никогда. Что было удивительно, ведь в нем прослеживалась своеобразная черта характера: насыщение. Он мог часами слушать одну и ту же песню, пересматривать несколько раз фильм. Бить все время одним и тем же заклятием, есть одну и ту же пищу, гордо именуя это все своим самым любимым, но через определенный промежуток времени он насыщался по горло, не успевая отследить границу, где уже достаточно. И тогда на смену приходило что-то новое. Сразу или чуть позже.

Но вот спорт - бокс, рукопашная борьба и тренажерный зал - являлся увлечением пожизненным. Алистер успел познакомиться с достаточно известным в городе и за его пределом тренером Прохоренко. Вообще-то, его звали Андреем. Но все звали этого мужчину в возрасте, уже не первый десяток лет тренирующего молодежь в городе и области, а так же устраивающего соревнования, по фамилии. Собственно, благодаря этому знакомству даже в воскресенье зал был для ведуна открыт.

Хук правой, уход головы назад, подсад на левую ногу, потому что стойка "правша", уход назад, возвращение к цели, двоечка из прямых, апперкот, створы от воображаемого удара, пара засечных, удар локтем после разворота и следующий за ним свинг левой. Ведун резко затормозил, пытаясь оценить, насколько был бы эффективным удар в этом положении.
Мысли концентрировались на чем угодно, кроме происходящего криминала в городе. Мужчина уже начинал всерьез задумываться над предложением Савитри мотануть куда-нибудь ненадолго, но в очередной раз всплывал аргумент, что, возможно, некуда будет возвращаться.

А на стене справа от фотографии какого-то бодибилдера висел лист формата А4 с той фразой, отпечатанной на принтере: "Не можешь думать? Будешь отжиматься!" Неофициальный девиз половины ребят, которые тут тренируются, во главе с тренером. Алистер решил душой не кривить и принял упор лежа, насмешливо считая про себя: "Один. Два. Один. Два. Один. Полтора. Один. Полтора. Один. Два". Честность в спорте тоже весьма полезна, а то и не добьешься результата.

На "лапах", лежащих в углу вместе с бинтами, затрещал мобильник от вибрации, следом заиграла мелодия. Вагнер, классика. Эстетично и стильно, как и положено интеллигентному мужчине, к коим относил себя Алистер. Пришлось оторваться от занятия, способствующего возобновлению мыслительного процесса, и подойти к трубке. Звонил Колосвет. Только зачем, ведун не мог вспомнить. У него иногда выпадали из памяти всякие мелочи, мало его интересовавшие.

- Здравствуйте, Константин! - бодрым голосом поздоровался ведун.

- Здарова. Э, слышь, ну ты где, а? Уже на десять минут опаздываешь! - в трубке кроме возмущенного голоса еще был слышен ветер, очевидно, говорящий двигался.

- А... Да я тут на работе задержался, дела навалились, даже позвонить некогда было, - на ходу соврал Алистер, уже понявший, что у него была назначена встреча, про которую он забыл, но еще не вспомнивший, ему она была нужна или собеседнику.

- Так сегодня воскресенье! - в голосе этого человека никогда не проскальзывало удивление. Только недоверие, причем сразу.

- А по воскресеньям люди не болеют?! - оскорбленно возмутился ведун, как будто и вправду последние несколько часов пахал не в зале, а в больнице, - Ну ладно, я почти закончил, сейчас тут кое-что допишу и примчусь, ты где будешь?

- Я в заведении, - Колосвет нажал отбой. В каком именно заведении, он не уточнил для конспирации, но и так было понятно, в каком.

Если быть честным, то Алистера за все три года только два раза вызывали на работу в воскресенье. Иногда он бывал там в субботу, но очень редко и то, лишь из-за того, что был на ночном дежурстве в ночь с пятницы. Потому что почти все операции были распланированы чуть ли не на два месяца вперед. А пациентов, требующих срочную сложную операцию, например, после аварии, чаще всего везли в четвертую больницу.

Алистер собрал свои вещи из зала и убрал в раздевалку, где всегда и оставлял. Там же он переоделся после наспех принятого душа. Выглядел он действительно уставшим, как после работы, но выбранная утром одежда все портила. Плюнув на все, ведун довольно быстро оказался на улице, дошел до машины и двинулся в путь, до одного небольшого ресторана.


@темы: слеш, макси, в процессе

   

Сообщество Ориджинал

главная